Календарь
Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

Искренне верю, что сборная России выиграет ЧМ-2018

Главный претендент на должность президента РФС Сергей Фурсенко прокомментировал свою предвыборную программу.

— В своей программе вы поставили сверхсерьезную стратегическую цель — выиграть чемпионат мира-2018. Не перебор ли это, учитывая, что высшим достижением нашего футбола в истории остается выход в полуфинал мирового первенства и произошло это 44 года назад?

— Нет, это не перебор. Только задавая высшие цели, можно достичь результата. Чтобы этого результата добиться, нужна стопроцентная концентрация субъектов футбольного сообщества, чего я и стремлюсь достичь. А так как этот акцент стратегический, надо с соответствующими требованиями выстроить работу на всех направлениях, начиная с детского футбола.

— Не считаете ли в таком случае, что в чем-то ставите себя под удар: если ЧМ-2018 выигран не будет, вас обвинят в невыполнении программы, поскольку главная ее цель не реализована?

— Не считаю, потому что искренне верю, что мы этого добьемся.

— Задача победить на мировом первенстве напоминает цель выиграть три еврокубка, поставленную вами в свое время перед «Зенитом» и также казавшуюся утопической. В случае с питерским клубом вы объясняли это стремлением изменить стандарты в сознании игроков, тренеров и болельщиков. Теперь идея — та же, только на уровне всей страны?

— Абсолютно верно.

— На реализацию всех ваших предвыборных планов, включая студенческую лигу, программы «Учим учителей», «Футбол в школе», нужны немалые средства. Насколько верно обывательское мнение, что за вами стоят деньги «Газпрома», где вы в свое время работали? А если нет, то откуда будут привлечены средства?

— Прежде всего надо выстроить отечественный футбол как бизнес. Во всем мире в футбол и его развитие вовлечены достаточно большие деньги. Причем речь идет как об оборотных средствах самого футбола, так и о деньгах корпораций, которые считают возможным рекламироваться в самом популярном виде спорта. А в России — и решать некие социальные задачи, связанные с развитием футбола в стране. Уверен, что не только «Газпром», но и многие другие компании будут участвовать в этом процессе.

— Будете ли продолжать сотрудничество с фондом «Национальная академия футбола» по части финансирования футбольных проектов в России, включая оплату контракта главного тренера сборной, или РФС справится с этой задачей своими силами?

— Абсолютно не вижу, что поменялось в последнее время в плане общения РФС с НАФ и оплатой контракта главного тренера сборной. Ни с кем на этот счет у меня контактов пока не было, но считаю, что в данном вопросе никаких изменений не произойдет.

— Вы бы хотели, чтобы Гус Хиддинк остался во главе сборной на следующий двухлетний цикл?

— У Гуса Хиддинка — действующий контракт еще на пять месяцев. Его надо исполнять. А после выборов будет время обсудить возможные варианты.

— Когда состоится ваша встреча с Хиддинком и при каких условиях с вашей стороны голландец продолжит работу с национальной командой?

— О каких-то условиях я бы говорить не стал. В конце концов, это не торговля на рынке, а серьезная работа. И давайте не будем торопить события. Хотя бы потому, что на данный момент я не президент РФС, а кандидат на эту должность.

— Видите ли каких-то российских специалистов, достойных стать главным тренером сборной?

— У нас есть тренер, который возглавляет сборную России.

— В своей программе вы крайне жестко высказались на тему борьбы «с договорными матчами, предвзятостью судей и влиянием агентов на результаты матчей», назвав все это ни много ни мало «антироссийской деятельностью». Какие конкретные методы борьбы с подобными явлениями вы видите?

— Первое. Если мы строим планы подъема российского футбола на лидирующие позиции в мире и за этим стоит престиж всей нашей страны, иначе как антироссийской деятельностью это назвать невозможно. Конкретные методы? Необходимо четко договориться со всеми главными действующими лицами, заинтересованными в победах России, о недопущении подобных ситуаций. Такая договоренность поставит заслон неспортивным делам в нашем футболе. Потому что, если они будут продолжаться, это не даст возможности добиться того результата, к которому мы стремимся.

— Почему, говоря о негативных явлениях, вы предлагаете «объявить амнистию по всем делам до 2010 года»? И какие именно дела имеете в виду?

— Никаких. Просто надо начать все с «центра поля». Так легче установить новые порядки.

— В вашей программе прослеживается неприятие власти агентов, которые в последние годы прибрали к рукам российский футбол. Как эту ситуацию можно изменить?

— Простым образом. Если футбол будет развиваться так, как мы запланировали, сами агенты смогут получать гораздо большие деньги, чем сейчас, и делать это куда более чистыми способами. У них самих появится в этом заинтересованность! А лишить агентов почвы для злоупотреблений можно, введя новые стандарты агентской деятельности, включая ежегодный строгий аудит. Это одна из многочисленных запланированных мер, которая позволит активнее развивать наш чемпионат. Агенты должны понять, что в конечном счете от подобной прозрачности они и сами в долгосрочной перспективе окажутся только в выигрыше.

— На днях состоялась встреча президента России Дмитрия Медведева с главой ФИФА Йозефом Блаттером. Успели ли вы уже познакомиться с Блаттером и насколько важным считаете его диалог с главой государства в контексте возможного получения Россией ЧМ-2018?

— Проведение чемпионата мира в России облегчит нашу главную задачу, хотя мы добьемся результата, даже если мировое первенство не будет проходить в нашей стране. Встречу Медведева с Блаттером считаю крайне важной, потому что проведение чемпионата мира в России даст мощный толчок нашему футболу. С Блаттером лично не знаком.

— Вы планируете «вернуть место России в исполкоме УЕФА». Кого, если не секрет, видите в этой роли?

— Президента РФС.

— Планируете ли произвести изменения в руководстве КФА? Целый ряд действующих судей полагает, что нынешние руководители не защищают их ни внутри страны, ни на международном уровне.

— С моей точки зрения, надо серьезно поднять престиж самих судей. На сегодняшний день любая неудача любой команды воспринимается болельщиками и собственниками этого клуба как заговор со стороны арбитров. Так быть не должно. Считаю, что надо развивать институт судейства, выстроить систему таким образом, чтобы претензии к судейскому корпусу были минимальными и не касались подозрений в предвзятости.

— Входит ли в перечень ваших первоочередных задач строительство футбольного центра для сборных России? После Марибора начались разговоры о том, что сборная должна готовиться к матчам не в отеле в центре Москвы, а на загородной базе. Считаете ли вы это реальной проблемой, учитывая, что в пору вашего руководства «Зенитом» команда также жила в отеле в центре Санкт-Петербурга и при этом добивалась немалых успехов?

— Действительно, когда я был президентом «Зенита», команда за день до матча — и не больше — заезжала в отель «Кемпински». Тем не менее считаю, что работа на базе крайне важна — там можно сосредоточиться на футбольных вопросах.

Строительство базы для сборных — не вопрос двух недель, тут надо тщательно разобраться, прежде чем принимать решение. На сегодняшний день можно использовать прекрасную базу футбольного клуба «Динамо» Москва, построенную по последнему слову техники. Для тех немногочисленных сборов, которые проводит национальная команда, это может быть одним из вариантов. Тем более что она граничит с базой олимпийских сборных России, где исторически наши спортсмены готовились к состязаниям высшего уровня.

— Ваша оценка истерии, которая началась после неудачи в Мариборе, — в частности, передачи Первого канала «Человек и закон»?

— Мне не симпатична ситуация, при которой команда проигрывает и начинается подобная кампания. С моей точки зрения, если подобные факты были известны и тому имелись доказательства, этот разговор надо было начинать до поражения в Мариборе, а не после.

— Каким, по-вашему, должен быть лимит на легионеров в чемпионате России — нынешним, с пятью россиянами на поле, или чуть менее жестким? Ведь молодые игроки и их агенты шантажируют клубы, выбивая из них неоправданно высокие зарплаты.

— Полагаю, лимит, который установлен сейчас, устраивает клубы. Проблема не в сильных иностранцах, а в появлении слабых легионеров, которые занимают место нашей молодежи. Вот с чем надо разбираться.

— Одной из задач в вашей программе названо то, чтобы на футбол в России ходили семьями. Но при нынешнем уровне агрессии со стороны как правоохранительных органов, так и фанатов это вряд ли представляется возможным. ВОБ поддержал вашу кандидатуру, а чего от ВОБ потребуете вы? И не считаете ли необходимым со временем резко повысить цены на билеты, чтобы на футбол ходила только платежеспособная публика и таким образом были решены проблемы с безопасностью?

— Не считаю, что на футбол должна ходить только платежеспособная публика. С болельщиками надо вести диалог и работать. Болельщики — главные люди на футбольном спектакле, ради которых, собственно, все и устраивается. Необходимо внедрить новые стандарты культуры «боления». И если праздник на стадионе будет получаться, то и зрители будут вести себя по-другому.

— Профессиональный футбол в России, на ваш взгляд, должен стать бизнесом с реальными рыночными механизмами или остаться социальным проектом? Следует ли клубам быть только частными или их финансирование со стороны государства приемлемо?

— Хотелось бы, чтобы профессиональный футбол в России служил примером частногосударственного партнерства. Основным двигателем футбола надлежит быть клубам премьер-лиги, к которым приковано особое внимание, и на базе интереса к этим клубам должен развиваться бизнес. В то же время детские школы, академии, клубы, которые представляют отдельные регионы и выполняют серьезную социальную задачу, могут иметь государственную поддержку. Причем эта поддержка может заключаться не только и не столько в прямом финансировании, сколько в создании определенных условий для роста этих команд.

— Поддерживаете ли идею перехода российского футбола на систему «осень — весна»?

— Да. Чтобы синхронизировать наш чемпионат с европейскими, это сделать необходимо. Получается, что чемпион России играет в Лиге чемпионов спустя девять месяцев после того, как выиграл национальное первенство. Это противоестественно. Эта мера позволит также синхронизировать с Европой трансферные окна.

Не вижу ничего плохого, если мы, не изменяя время проведения соревнований, просто поменяем местами круги: первый будет проводиться с середины лета по конец осени, а второй — с начала по конец весны. Пока наша футбольная инфраструктура, будем объективны, не готова к игре зимой, придется смириться с большим перерывом между кругами и маленьким — между чемпионатами.

— Каким видите механизм перехода на новую систему?

— Есть два варианта: провести в 2011 году первенство в один круг либо объединить весь 2011-й и первую половину 2012 года в один полуторалетний чемпионат. Впрочем, пока об этом говорить рано — надо все тщательно проанализировать.

— Вы подчеркивали, что продолжите курс, взятый Виталием Мутко, и в то же время провели подробные встречи с Вячеславом Колосковым и Никитой Симоняном. Что из опыта ваших предшественников возьмете на вооружение, а что брать не хотели бы?

— Чтобы футбол в стране развивался, необходима преемственность руководства. Каждый из бывших президентов РФС достаточно много сделал для развития российского футбола, и нужно взять все позитивное от всех людей, кто внес свой вклад. Футбол — настолько демократичный вид спорта, что все, начиная от президента федерации и заканчивая ребенком, который в первый раз идет в футбольную школу, мечтают об одном и том же — чтобы Россия была чемпионом мира. И мы этого добьемся.