Календарь
Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

С.Фурсенко: «Я представляю, кто будет наследником Хиддинка»

Интервью президент РФС Сергей Фурсенко давал в своем кабинете на шестом этаже Дома футбола на Таганке. После заседания исполкома футбольного союза и до следующей встречи временной зазор у него был крайне ограничен, а потому развивать интересные темы было некогда. Однако в режиме блица глава РФС успел с разной степенью откровенности ответить на все вопросы.

— 17 мая вы объявите имя наследника Гуса Хиддинка. А сами уже знаете, кто им будет?

— Представляю.

— Сколько сегодня осталось кандидатов на пост главного тренера сборной? Россияне они или иностранцы?

— Пока — без комментариев. Скоро все узнаете.

— Почему вы решили, что о назначении будет объявлено именно 17 мая на конференции РФС в Ростове-на-Дону? Ведь в этот момент в чемпионате России начнется почти двухмесячный перерыв, и у нового тренера не будет возможности наблюдать за игроками.

— Они все (Фурсенко имеет в виду кандидатов, и эти слова показывают: их несколько. — Прим. «СЭ») уже наблюдают за игроками. Дата в данном случае непринципиальна. Подчеркну, что конференция РФС — это крайний срок объявления имени нового главного тренера сборной. Оно может произойти и до того.

— Недавно в Питере побывал бывший второй тренер «Зенита» Кор Пот, который выразил мнение, что главный, по всеобщему мнению, кандидат — Дик Адвокат еще раз в Россию не поедет. Причина якобы в том, что его жена жаждала видеть мужа дома, и ситуация с тех пор измениться не могла.

— Я с Потом не встречался, а потому никак не могу прокомментировать его высказывания.

— Кто бы ни стал новым тренером, одним из самых важных вопросов будет его зарплата — надо полагать, немаленькая. Прежде этот вопрос решался через структуры Романа Абрамовича. У вас уже есть понимание того, как это будет происходить в дальнейшем?

— В данном случае есть российский бизнес, который — будь он частично за границей или здесь — помогает нашему спорту. Думаю, что в этой части ничего не изменится.

— Не последнюю роль в этом сыграет создание попечительского совета РФС?

— Попечительский совет целесообразен, как мне кажется, именно в такой «редакции», чтобы там собрались крупные бизнесмены, которые будут помогать футболу. И, более того, организовывать и развивать российский футбол как бизнес.

— Насколько вероятно, что попечительский совет возглавит Роман Абрамович, как о том сообщалось в печати?

— Я был бы доволен, если бы Роман Аркадьевич его возглавил.

— У вас сейчас есть какие-то рабочие контакты с НАФ?

— У меня очень хорошие отношения и с Сергеем Капковым, и с Романом Абрамовичем, с которым я тоже поддерживаю контакт.

— Гус Хиддинк вчера сказал в интервью «СЭ»: «Полагаю, что любой труд должен быть оплачен. По крайней мере я должен получить жалование за те месяцы, которые отработал. Об этом и идет разговор. Вместе с тем здравомыслящие люди всегда могут договориться о том, как расстаться, и находят взаимоприемлемое решение». Существует ли проблема выплат Хиддинку по контракту, и, если существует, как вы собираетесь ее решать?

— Никаких проблем не существует. Этой цитатой сам Хиддинк и ответил на ваш вопрос. Не исключено, что контракт с ним будет расторгнут досрочно — это вопрос переговоров.

— Как получилось, что на товарищеский матч в Венгрию сборная впервые отправилась без неигровой экипировки — скажем, в самолет каждый игрок заходил в собственной одежде?

— Мы сейчас «напрягли» технических спонсоров сборной, и думаю, что впредь ничего подобного не случится.

— Нет ли планов устроить торжественные проводы Хиддинку, как это было в Санкт-Петербурге с Адвокатом?

— Он ушел уже достаточно давно. Но если сам Хиддинк захочет — пожалуйста, мы с удовольствием организуем подобные проводы. Это великий тренер, и находиться рядом с ним для нас было честью.

— После Марибора с новой силой развернулись споры о том, как должна сборная готовиться к матчам — на базе или в отеле. Это будет решать новый тренер или вы выскажете ему свою точку зрения по этому вопросу?

— Если сбор проходит на протяжении недели, в течение которой надо регулярно тренироваться, то, как мне кажется, целесообразнее это делать на базе. Но — на очень хорошей базе. Если речь об одном-двух днях, то вполне возможен и отель.

— Приоритетный вариант — Новогорск, база «Динамо»?

— Из того, что я посмотрел — а был я почти на всех базах, — Новогорск, конечно, наиболее подготовлен для этого. И у нас есть договоренность с руководителями «Динамо», что на время сборов они могут предоставить национальной команде эту базу. Она блестяще сделана.

— Будет ли принято решение о строительстве нового центра подготовки сборных страны — и если да, то где? Является ли вообще этот вопрос для вас приоритетным?

— У нас сейчас в Бронницах есть база с 13 полями. Строить с нуля в каком-то другом месте, с моей точки зрения, расточительно. Мы должны все соизмерять с экономической ситуацией, которая есть в стране. Поэтому, как мне кажется, предпочтительнее было бы построить в Бронницах еще один корпус, который будет предназначен для национальной сборной. И пусть она там готовится! Прекрасное место. Кроме всего прочего для молодежи всегда здорово, когда первая команда тренируется бок о бок с ними. Так, например, происходит в «Челси».

— «Кодекс чести российского футбола» писали вы лично?

— Это делала бригада людей, которая со мной работает. И я в том числе.

— В чем, по-вашему, смысл этого документа?

— Нам для начала надо договориться между собой. А там уже: взял слово — держи! Кодекс — не борьба с чем-то, а провозглашение системы наших ценностей, мы определили, что для нас является главным, как мы будем развивать российский футбол. Ничего нельзя сделать, просто щелкнув пальцами, — надо работать. А для работы необходимо обозначить цели, средства и то, к чему вы готовите всех участников процесса. Да, кого-то уже не изменишь, но кто-то задумается, а молодое поколение уже будет жить по другим законам. Даже если мы изменим ситуацию чуть-чуть, это станет победой, но, уверен, мы изменим ее существенно, всеми доступными, но обязательно законными способами.

— В курсе ли вы, что значительная часть прессы оценила этот документ в лучшем случае иронично, а то и откровенно негативно? Задевает ли вас это?

— Меня это нисколько не задевает. Есть люди разной подготовки. Там написано ровно то, что для меня очень ценно. Постараюсь переубедить максимальное количество людей. Мы должны просто вернуться чуть-чуть назад, чтобы они вспомнили, в чем, собственно, заключаются настоящие человеческие ценности. Вот и все.

— Многие журналисты считают, что «Кодекс чести» имеет такое же отношение к реальностям сегодняшнего российского футбола, как «Моральный кодекс строителя коммунизма» — к советской действительности. И что в нем нет правил его практического применения.

— Общечеловеческие ценности всегда имеют применение. И всегда очень востребованы — особенно в России. Другое дело, что цинизм имеет разную степень. И каждый человек выбирает, как ему себя вести. Я давным-давно сделал свой выбор и счастлив от этого.

— Насколько важен в этом плане создаваемый комитет по этике?

— У нас накопилось значительное количество этических вопросов, мы подписали сейчас «Кодекс чести российского футбола», который ко многому обязывает, и хотим, чтобы его подписали все субъекты российского футбола — от президентов клубов премьер-лиги до учеников детско-юношеских школ. Духом этого кодекса должны быть пронизаны все. А существующие негативные явления нужно искоренять, в том числе и с помощью комитета по этике, который мы окончательно сформируем к 17 мая.

— Вы отдаете себе отчет, что наше общество весьма цинично, и воздействовать на него только декларациями и призывами к добру может быть неэффективно?

— А мы будем воздействовать не только декларациями и призывами. Мы написали то, что вы видели. И с сегодняшнего дня, когда «Кодекс чести» стал официальным документом, будем ежедневным трудом доказывать, что были правы.

— Не опасаетесь, что в связи с избранием председателем комитета по этике Алу Алханова мы никогда не узнаем истинной подоплеки прошлогоднего матча «Терек» — «Крылья Советов»?

— Это бессмысленно, поскольку все, что прошло, уже прошло. Я с самого начала говорил: надо прежде договориться и принять общий, согласованный со всеми документ. А уж когда договоримся — спрос будет совсем другой. Вы видели Алу Дадашевича, взглянули ему в глаза. Он решительный, честный, последовательный человек.

— Как вообще возникла его кандидатура?

— Мы выбрали именно того человека, который является воплощением чести и достоинства.

— Были хорошо знакомы с ним раньше?

— Нет. Видел его на экране, очень много слышал — в частности, от брата (министра образования Андрея Фурсенко. — Прим. «СЭ»). А познакомил меня с ним президент РФПЛ Сергей Прядкин.

— Собираетесь ли вносить изменения в руководящие составы КФА и КДК?

— Собираюсь.

— Почему покинул свой пост многолетний глава Палаты по разрешению споров Николай Толстых?

— Согласно нормативным документам ФИФА и УЕФА, человек, который возглавляет лигу и находится в исполкоме, не может работать в органах юрисдикции. Вот и все.

— Слепая жеребьевка календаря является таковой только из-за недоверия участников первенства друг к другу. Из-за этого мы начинаем чемпионат в Новосибирске и Томске, а лидеры играют друг с другом в первых турах на «огородах».

— Мы изменим эту ситуацию.

— То есть в следующем году будет ручная жеребьевка?

— Будет больше изначальных параметров. В частности, учтем объективные климатические условия — чтобы футбол был лучше, а вхождение в сезон — проще. И только потом отдадим все на волю жребия.

— В кодексе упомянуто уважительное отношение к труду журналистов. Почему вы запретили вашему советнику Константину Сарсания комментировать вопросы, связанные с работой РФС?

— Если бы Сарсания находился в одной должности и был только моим советником или спортивным директором РФС, он имел бы возможность это делать. Но так как он сидит на двух стульях, я порекомендовал ему воздержаться от комментариев, касающихся футбольного союза.

— Но не сказывается ли это на информированности публики о работе РФС? В отличие от своего предшественника Виталия Мутко вы достаточно скупо пропагандируете свою работу в средствах массовой информации.

— Не всегда обжорство является лучшим способом поглощения пищи. Попробовать одно, попробовать другое, но в итоге точно почувствовать вкус — это является более эффективным способом. Так же и здесь. Я комментирую только значимые события. А работать либо как бюро прогнозов, либо как бюро информации, точно не собираюсь.

— В одном телеинтервью г-н Мутко назвал ваше обещание выиграть чемпионат мира 2018 года «безответственными словами человека, который никогда не был на войне». Что ответите члену исполкома ФИФА?

— Не комментирую.

— Пребывание Сарсания на двух должностях не мешает его работе в РФС?

— Как советника — нет. Но если предполагать, что он будет выполнять функции спортивного директора или решать какие-то другие вопросы, — да.

— Нет ли необходимости привлечь для этой работы кого-то еще?

— А мы и привлекаем.

— Вообще насколько большие изменения ждут РФС в кадровом составе?

— Они будут ровно такими, какие необходимы для интенсификации работы союза. Кто не сможет выдержать темпа — время покажет.

— 2011-й ранее назывался годом перехода на систему «осень — весна». Какова ситуация на сегодняшний день?

— Она непроста. Пока осматриваемся. При наличии 16 клубов будет трудно переходить на такой календарь. В частности, из-за вопроса синхронизации дивизионов. Тем не менее думаю, что рано или поздно мы все равно это сделаем.

— Отвратительные поля тоже повлияли на ваш взгляд на эту проблему?

— Вопрос с полями надо решать по-другому. Необходимо просто обязывать местные власти или клубы, чтобы было другое поле. В жестком ключе. Заставлять их менять газоны — и так далее. Не исключаю, что мы и сейчас перестанем играть на тех полях, которые для этого не пригодны.

— Вы лично предложили в исполком РФС ряд известных политических деятелей — в частности, Сергея Степашина, Сергея Иванова, Виктора Зубкова, главу «Газпрома» Алексея Миллера. Учитывая пожелание президента России, чтобы работники федераций уделяли 24 часа в сутки своим видам спорта, какова будет роль этих людей в исполкоме?

— Президент говорил о руководящих позициях в федерациях. Что же касается этих людей, то все они являются истинными болельщиками российского футбола. И смогут очень многое привнести, пусть находясь не здесь, а на своих местах. Даже те советы, которые они смогут дать раз в квартал, будут очень эффективны для исполкома. Я с ними всеми разговаривал, и в соответствии с избирательным регламентом получил заявления от каждого из них.

— Этот вопрос будет окончательно решаться на конференции 17 мая?

— Конечно.

— О некоторых из этих людей ранее речь шла как о возможных членах попечительского совета.

— Им придется выбрать что-то одно.

— Не хотите воспользоваться служебным положением Степашина в Счетной палате и попросить его проверить все клубы, пользующиеся государственной поддержкой?

— Кто и как будет работать в исполкоме — это мы обсудим после того, как их туда выберут.

— Вы смотрели матч «Спартак» — «Терек» на фанатской трибуне. Каковы впечатления?

— Атмосфера там совершенно нормальная, позитивная, симпатичные юноши и девушки. Они имеют возможность сказать там то, что не могут сказать в других местах, но ненормативной лексики при мне не было. Зато был совершенно иной эмоциональный порыв, нежели, скажем, на vip-трибуне. Энергетика совершенно бешеная, и понятно, почему туда так стремится молодежь.

— Детей своих на трибуну поведете?

— Мои дети уже взрослые, они ходят на стадион с моими внуками. Считаю, что приобщенность ваших детей и внуков к вашему делу — это очень хорошо. Нельзя стыдиться того, чем вы занимаетесь.

— Как был организован ваш поход на фанатскую трибуну перед матчем «Спартак» — «Терек»? Гарантировалась ли ваша личная безопасность?

— О личной безопасности не думал. Уверен, что человек без камня за пазухой, придя в любой фанатский сектор, будет воспринят абсолютно нормально и позитивно. Когда я встречался с руководителями фанатских движений «Спартака», они предложили мне прийти на матч. Я сразу согласился.

— Вы теперь лучше представляете, как очищать трибуны от мата и делать посещение трибуны семейным делом?

— Я просто отчетливее понимаю, что там происходит. И, конечно, в работе мне это поможет.

— Что вообще извлекли для себя из столь необычного посещения Лужников?

— Я почувствовал атмосферу фанатских трибун. Это было полезно. И, можно сказать, пришел к выводу, что средства массовой информации, описывая ситуацию на трибунах, сгущают краски. Чувствовал себя там достаточно комфортно.

— Может, это потому, что такую обстановку создали именно для вас?

— Абсолютно этого не допускаю.

— Но явно ведь фанаты не матерились так, как на матчах «Зенит» — «Спартак» и «Динамо» — «Зенит», когда от их речовок просто уши вяли?

— Мне кажется, они вели себя так, как обычно.

— Но не будете же вы отрицать, что матерная ругань на стадионах порой зашкаливает за все возможные грани?

— Когда я там присутствовал, ее не было.

— Когда вы были в Англии и общались с Фабио Капелло на предмет работы в сборной России, не было желания встретиться с людьми, которые превратили самую хулиганскую страну с точки зрения атмосферы на стадионах в самую безопасную?

— А мы все время находимся в контакте. Знаем, что они делали. И какие-то элементы из их работы возьмем на вооружение.

— Кстати, как Капелло отреагировал на ваше предложение?

— С Капелло мы просто познакомились и пообщались. Больше ничего.

— Теперь, когда трансферное «окно» закрыто, считаете, что нужно было идти на изменение изначально установленных сроков и продлевать их почти на месяц?

— Конечно, нужно. Таким образом мы помогли нескольким клубам. А роль РФС — это организовывать соревнования и помогать клубам.

— То есть не исключаете, что на подобные меры придется идти и в будущем?

— Не исключаю.

— Тучи над «Крыльями Советов» еще сгущены или их пребыванию в РФПЛ уже ничто не грозит?

— Они должны продолжать отдавать долги или их реструктуризировать. Там сделан громадный скачок, который еще раз показывает: обо всем можно договориться, нужно только договариваться.

— Что считаете своей главной на сегодня задачей?

— Доверие.