Календарь
Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

В.Колосков: «Путин тайно встречался с членами исполкома ФИФА»

Экс-президент РФС Вячеслав Колосков, внесший весомый вклад в победу российской заявки на право проведения ЧМ-2018, подробно рассказал о проделанной работе и назвал причины, по которым исполком ФИФА проголосовал за Россию.

— Как человек, несколько десятилетий входивший в исполком ФИФА, вы можете себе представить, чем руководствовались его нынешние члены, отдав предпочтение России. Так почему же мы все-таки выиграли?

— Ответ на этот вопрос простым и односложным быть не может. Это было сплетение множества факторов. Вот если бы, допустим, победила Англия, у которой все есть, ответ на вопрос о причинах лежал бы на поверхности. Но успех праздновала Россия, у которой сейчас вроде бы ничего нет.

Во-первых, мы вовремя уловили тенденцию ФИФА. Заключается она в том, что нельзя проводить чемпионаты мира только в пяти странах с развитой инфраструктурой. ЮАР и Бразилия стали доказательством очевидной нацеленности исполкома ФИФА на расширение географии мировых первенств. И стратегическое продвижение нашей заявки было построено именно на этом: да, сегодня наша инфраструктура хромает, зато завтра благодаря чемпионату мира станет идеальной.

Впрочем, одно дело понять, что нужно сделать, и другое — это реализовать. Отсюда вторая причина победы: заявочный комитет получил колоссальную и, что очень важно, каждодневную поддержку руководства и правительства страны. Президент Дмитрий Медведев, встречаясь с главами зарубежных государств, заводил разговор о нашей заявке. Премьер-министр Владимир Путин не просто декларировал поддержку заявки, как главы правительств других стран, претендовавших на проведение турнира. За время заявочной кампании он встретился как минимум с третьей частью членов исполкома ФИФА.

— Но об этом же нигде не сообщалось!

— Мы это держали в секрете, и только сейчас его можно раскрыть. Иными словами, поддержка Путина тоже осуществлялась не в декларативном, а в каждодневном режиме.

Третья причина: мы получили дипломатическую поддержку. Некоторые послы очень предметно оказывали нам помощь: так, в Парагвае, когда мы приехали в эту страну, посол России не отходил от нас ни на минуту.

В-четвертых, на ранних стадиях продвижения заявки была создана структура по ее поддержке во главе с первым вице-премьером Игорем Шуваловым. Это было полтора года назад. В то время мы собирались в Белом доме каждую неделю, тщательнейшим образом обсуждали, что за эти семь дней сделано и что нужно сделать. Каждый делал доклад, размытой ответственности не допускалось. Так продолжалось месяца два-три. И только когда все пошло по накатанной, периодичность собраний уменьшилась. Игорь Иванович сумел идеально организовать работу комитета.

В-пятых, нужно отметить роль председателя заявочного комитета Виталия Мутко. Он провел огромную работу и в России, и за рубежом. Кроме всего прочего, было понятно: если каждый раз при встречах с коллегами по исполкому ФИФА Виталий Леонтьевич не будет поднимать эту тему, ничего не получится. Ибо он и сам член исполкома, а с другой стороны, член нашего правительства и может гарантировать исполкому выполнение всех обещаний.

В-шестых, гендиректор заявочного комитета Алексей Сорокин. Он и его коллеги отлично проводили каждодневную работу.

— Итак, вы назвали шесть причин. А когда лично у вас появилась вера в успех?

— После полугода работы, поездок примерно в 15 стран, встреч с моими бывшими коллегами из исполкома ФИФА я понял: шансы есть. А в то, что мы выиграем, поверил после нашей презентации. Ей аплодировали все. И фильму про мальчика Сашу, и прекрасному выступлению Андрея Аршавина, и фантастической речи Елены Исинбаевой. В случае с выступлением Мутко на английском языке, бесспорно, сработал эффект неожиданности. Прежде он по-английски мог произнести не более двух-трех фраз, а тут — целая речь, сопровождавшаяся еще и шутками. Как только презентация завершилась, я увидел реакцию членов исполкома и с этого момента уже не сомневался, что победа — наша.

Колоссальный эффект на них произвела речь Исинбаевой. Это была буря восторга! Когда Елена сказала про 27 мировых рекордов, люди из исполкома ФИФА разве что не встали! А ведь на ее месте должна была выступать Анна Нетребко, которая тщательно готовилась. Но накануне она выступала в Одессе, аэропорты там и во всех близлежащих городах были закрыты, Анна никак не могла вылететь — и было принято решение, что выступит Исинбаева. Накануне презентации сотрудники заявочного комитета до двух ночи репетировали с Еленой ее выступление. И получилось здорово, потому что одними футболистами такой эффект произвести было бы нельзя.

А сама Нетребко прилетела за час до презентации. Несмотря на все пережитые проблемы, вошла в зал улыбчивой и красивой. Когда ее объявили, все члены исполкома приветствовали ее стоя. А Наталья Водянова? Вроде бы она играла не самую заметную роль — но ведь прилетела же из Англии поддержать заявку! У нас в Цюрихе была замечательная команда, и когда в конце презентации мы все вышли под последние аккорды музыки на сцену и обняли друг друга за плечи, исполкому очень понравился и этот жест, говоривший о единстве и всеобщей решимости.

Вообще делегация у нас получилась очень сбалансированная. Взять, к примеру, Никиту Павловича Симоняна. Он вроде бы сам не выступал — зато обнять его подошли и Платини, и Беккенбауэр. И весь исполком его приветствовал стоя. Это ведь уважение! Каждый такой нюанс влиял на многое.

А Валерий Гергиев?! И дело не только в том, что он совершил сверхдальний перелет из Японии, чтобы попасть на презентацию. Наш великий дирижер в прекрасных отношениях с Блаттером. После пресс-конференции премьер-министра в Zurich Messe у Путина с Блаттером в нашей гостинице была встреча один на один. А потом, представьте, Гергиев привел президента ФИФА в наш заявочный комитет! При том что было уже за полночь! И Блаттер еще полтора часа сидел с нами, мы пили красное вино и рассуждали, как будет развиваться ситуация с подготовкой к чемпионату мира.

А Роман Абрамович, побывавший еще на первой презентации российской заявки во время конгресса ФИФА в Южной Африке? Это ведь узнаваемая личность, владелец одного из лучших клубов мира. И если он поддерживает нашу заявку, это в глазах членов исполкома немаловажный фактор. А Алишер Усманов, во многом финансировавший деятельность оргкомитета? Помогали и другие бизнесмены — Дмитрий Пумпянский, Леонид Федун. Все это — отдельные детальки, сложившиеся в общую мозаику. И эта мозаика была единой, а не распадалась на части.

— Уверены были в том, что сам Блаттер проголосует за Россию?

— Никаких сомнений в этом у меня, если честно, не было с самого начала. Причин тому много. Во-первых, он искренне верит в Россию, иначе не приезжал бы к нам каждый год по разу, а то и по два. Во-вторых, это абсолютное доверие и уважение президента ФИФА к нашему премьер-министру, с которым он неоднократно встречался. В-третьих, именно он — идеолог развития футбола и его инфраструктуры в новых и новых государствах.

Ну и, в-четвертых, нас с ним связывают 30 лет дружбы. Придя в 1980 году в исполком, я застал Блаттера еще техническим директором ФИФА. И у нас с ним была непобедимая теннисная пара, которая обыгрывала любого соперника. Возникшие тогда дружеские отношения сохранились и по сей день. Не хочу сказать, что это стало каким-то определяющим фактором, но в совокупности с другими причинами тоже могло как-то сказаться.

— А в поддержке Франца Беккенбауэра сомнений тоже не было?

— Не было. У нашей страны и федерации есть традиция 30-летних отношений с DFB — федерацией немецкой. Это началось еще при покойном президенте DFB Нойбергере, который взял надо мной, самым молодым в ту пору членом исполкома ФИФА, шефство. Затем тенденция продолжилась при Эгидиусе Брауне, и жива она по сей день. Во время голосования по ЧМ-2006 я поддержал Германию, а Беккенбауэр возглавлял оргкомитет того первенства.

— Говорят, во втором круге на нашу сторону перешел Мишель Платини, вначале голосовавший за Голландию с Бельгией. Между тем его отношение к России еще пару месяцев назад вызывало у вас опасения…

— Вот тут я приятно удивлен. Его неожиданную поддержку я почувствовал перед нашей презентацией, когда в зал вошли члены исполкома. Платини меня обнял и тем самым, ничего не говоря, дал понять, что все будет хорошо. Потому что наши отношения нельзя назвать настолько близкими, чтобы обниматься. Когда в январе этого года мы встретились на Кубке Содружества, он сказал: «Я буду голосовать за ту страну, которая предоставит больше гарантий развития футбола и инфраструктуры. Но сегодня не готов сказать, какая эта страна. Определюсь в последний момент».

— Но почему тогда вначале президент УЕФА голосовал за голландско-бельгийскую заявку?

— Этот жест он сделал, чтобы не обидеть явных, как считалось, аутсайдеров. Бельгиец Д’Уг очень уважаемый член исполкома ФИФА, а заявка у них была во многом франкоязычной. Платини голосовал за них, чтобы сохранить интригу и уважение, и был абсолютно прав.

— Подавляющее большинство ваших прогнозов оказались очень точными.

— Вообще-то результаты голосования я по сути предсказал еще три месяца назад. Ошибки оказались несущественными: думал, что мы наберем 12 голосов, а оказалось — 13, и полагал, что мы выиграем в третьем раунде, а не во втором. Причина этих мини-ошибок в том, что я не предполагал такого провала Англии. Он даже в страшном сне не мог никому присниться!

Такой мой прогноз строился не на букмекерских котировках, а на реально проведенной заявочным комитетом работе. С некоторыми членами исполкома, стараясь их убедить, мы встречались не один, не два, а три раза! Порой к очередной встрече подвигала новая информация, полученная о том или ином члене исполкома.

При этом особо отмечу то, что российский заявочный комитет действовал очень солидно. Со стороны ФИФА к нам не возникло ни одного замечания. Добавьте к этому благородство, с которым мы работали, честность, нежелание выставить кого-то из наших собеседников в невыгодном свете, работу исключительно в рамках регламента — это и есть седьмая причина успеха.

— А что, так работали не все ваши конкуренты?

— Возьмем тех, кто, по моему убеждению, голосовал за Испанию с Португалией. С четырьмя понятно — это, собственно, испанец Анхель Вильяр, а также три представителя Южной Америки, голосовавшие согласованно и определившие свою позицию заранее и публично. Остальные же три голоса, судя по всему, принадлежали представителям Катара, Таиланда и Египта.

— То есть речь о том самом сговоре Испании и Катара, о котором было столько пересудов? Спрошу прямо: на ваш взгляд, сговор был?

— Никаких сомнений. И узнал я о нем еще в мае. В дни финала Лиги чемпионов мы пошли поужинать с Анхелем, и он мне там сказал: «Слава, у нас уже есть семь голосов». Я ответил: «Замечательно — а у нас будут все остальные».

Тем не менее я два раза встречался с аргентинцем Хулио Грондоной и другими членами исполкома, о «происпанской» позиции которых знал. Потому что к людям надо проявлять уважение. В то время как те же англичане проявили к ним, на мой взгляд, вопиющее неуважение.

— Что вы имеете в виду?

— Началось со знаменитой истории лорда Трисмана, который нафантазировал сговор главных конкурентов Англии — Испании и России. То, что это бред, было понятно даже ребенку! Взять хотя бы то, что от нас на ЧМ-2010 в ЮАР не поехал ни один арбитр, который мог бы повлиять на что-либо в пользу Испании. Эта история уже вызвала негативную реакцию у многих членов исполкома. Ясно, что такой же точки зрения придерживался и Блаттер.

— Но ведь Трисман был вынужден мгновенно уйти в отставку с постов главы заявочного комитета и руководителя Футбольной ассоциации.

— Он понял, что совершил глупость. Но слово — не воробей, и оно уже вылетело. Потом были так называемые разоблачения двух членов исполкома со стороны английской прессы (расследование Sunday Times, связанное с Амосом Адаму и Рейнальдом Темарии). По этому поводу определенно высказывались и Блаттер, и глава Азиатской конфедерации Бин Хаммам.

Это была стопроцентная провокация, вызвавшая гневную реакцию членов исполкома. Они расценили эти публикации как плевок в свой адрес. Во-первых, это люди, облеченные доверием своих федераций, а во-вторых, это семья, которая привыкла отвечать за все вместе. При помощи некорректных методов двух членов исполкома обвинили в нечестности, что поставило пятно на всем исполкоме. Я 30 лет был членом исполкома, и для меня не стояло вопроса, как бы я отнесся к подобному происшествию.

— Но ведь Адаму и Темарии в итоге были жестко наказаны самой же ФИФА!

— Да, ФИФА очень оперативно отреагировала на случившееся. Сразу собрался комитет по этике. Полтора месяца изучали ситуацию и приняли известные решения. ФИФА быстро и четко дала понять, что нарушений своего этического кодекса не потерпит. Но это не отменяло провокационности методов, которые были использованы британской прессой!

В то же время на каждую мелочь из стана соперников англичане реагировали болезненно. Перевели вырванную из контекста безобидную цитату из интервью Сорокина — и побежали жаловаться в ФИФА. Это тоже не вызывало симпатий. Занимайтесь своей заявкой, зачем учить других, как жить? В том-то и состояло еще одно наше преимущество, что мы никого не обижали, не оскорбляли, не искали подвохов в свой адрес со стороны других заявочных комитетов и работали исключительно с собственной заявкой.

Наконец, ВВС, в чьей программе «Панорама» вдруг были подняты истории 20-летней давности. Кому такое будет приятно, тем более за три дня до голосования? В общем, англичане сами вырыли себе могилу.

— Пресса?

— И она, но не только. Судите сами: председатель английской Футбольной ассоциации подал в отставку со своего поста, заявив, что не может больше доверять ФИФА. То есть и поражения люди не умеют красиво принимать.

— А как в таком случае складывались ваши отношения с вице-президентом ФИФА англичанином Джеффом Томпсоном?

— Мы встречались дважды. В частности, на великолепном ужине в Кейптауне, в английском клубе. И я понял так: если Англия вылетит, он поддержит Россию.

— Но поддержал он во втором туре, если верить просочившейся информации, Голландию с Бельгией.

— Кто знает…

— Единственным членом исполкома, голосовавшим за Англию, помимо Томпсона вроде как был японец Огура.

— Не то что не исключаю, а на 90 процентов думаю, что это действительно так. При объявлении результатов Огура выглядел весьма потерянным. Я с ним три раза встречался, но ощущения, что он проголосует за нас, у меня не возникло.

— Прогнозируете ли вы продолжение разоблачений ФИФА британскими СМИ? Там же сейчас царит настоящая истерия.

— Ясно, что они закусили удила. И будут скрупулезно изучать, кто за кого голосовал, искать некие коррупционные моменты. Ведь их, по сути, растоптали. Но винить в этом англичане могут только себя.

— Есть данные, что совместная заявка Испании и Португалии вообще не занималась своим продвижением, что ее представители никуда не ездили, а с рядом членов исполкома ФИФА и вовсе не виделись. Это так?

— По крайней мере, когда я встречался с теми или иными членами исполкома, никто не упоминал, что ранее они беседовали с испанцами или португальцами. Вот англичане — те были активны, Дэвид Дин постоянно и повсюду ездил. Но если исходить из результатов голосования, может, он неправильно строил переговоры?

Впрочем, это их дела. Испанцы с португальцами, возможно, рассчитывали на авторитет Анхеля Вильяра и на титул действующих чемпионов мира. Но этого мало. Плюс ситуация сговора с Катаром отрицательно повлияла. Тем более на фоне нашего правильного подхода.

— Да еще и презентация у иберийцев получилась унылой и какой-то нефутбольной.

— К тому же и затянутой на 13 минут. Все это могло подействовать на мнение тех, кто еще колебался. Как и неуважение к своим звездам: многие из них приехали в Цюрих, но на сцену ни один приглашен не был.

— Приятно удивило голосование за Россию двух представителей Африки — при всей раскрутке в той же Англии темы расизма на наших стадионах.

— Меня не удивило. По моей просьбе с ними разговаривал Жоао Авеланж, а он для них беспрекословный авторитет. Я попросил своего учителя поговорить с рядом членов исполкома. Эти двое, коль скоро вы их упомянули, входили в их число.

— С Авеланжем регулярный контакт поддерживаете?

— В мае я летал в Цюрих на его день рождения. Авеланжу исполнилось 94 года.

— Вас удивило известие о победе Катара в борьбе за ЧМ-2022?

— Нет. Глубоко этот вопрос я не изучал. Но давайте посмотрим, кто подавал заявки. Как в Японии, так и в Корее чемпионат мира был совсем недавно. В США — ненамного раньше. Это уже снижало их шансы. Оставались Катар, выступавший от лица всех арабских государств, и далекая Австралия.

— Последняя тоже полностью вписывалась в философию ФИФА, которая делает упор на освоение новых территорий.

— Минус Австралии — конечно, отдаленность. Можно представить, сколько будет стоить болельщикам поездка на Зеленый континент.

— ЮАР тоже не близко.

— И все же значительно ближе. До Йоханнесбурга из Парижа лететь 8 часов, из Дубая — еще меньше. Австралия же…

Катар к тому же имеет неограниченные финансовые возможности. И в своей весьма убедительной заявке показал, что все стадионы — и трибуны, и поля — будут оснащены кондиционерами. Была в презентации показана и динамика модернизации страны. У меня было мало сомнений в том, что они выиграют. Тем более что продвижением их заявки занимались те же опытные люди, кто помогал Лондону получить Олимпиаду-2012.

— Вот как! А почему же они не работали на заявку Англии?

— Видимо, зарплата разная. Как говорил в свое время Валерий Лобановский, мотивация другая. (Улыбается.)

— Тем не менее с трудом себе представляю, как крохотная страна сможет принять мировое первенство. Взять те же гостиницы.

— Гости могут разместиться и в соседних странах. Плюс к тому катарцы на презентации показали план строительства огромных 50-70-этажных отелей. А малая территория в конечном счете может стать только выигрышным фактором — ездить далеко не надо будет.

— Что дальше, Вячеслав Иванович?

— Премьер Путин сказал, что потребуется 10 миллиардов долларов. Мои предварительные подсчеты говорили о том же. Когда некоторые члены исполкома со мной встречались и спрашивали, где мы возьмем деньги, я им говорил: «Вы читали последний номер Forbes? Из него следует, что 60 миллиардеров живут в России. Все они любят страну и футбол. И каждый с большим удовольствием внесет в специальный фонд по 100 миллионов долларов». Говорил я это, конечно, в шутку, но в любом случае надо начинать работать. Причем сразу.

Да, мы одержали убедительнейшую победу. Но это только начало. Чемпионат мира — огромное дело. Акции металлургических предприятий в России сразу поднялись на 6-7 процентов. Именно из-за мирового первенства! Вскоре то же произойдет с акциями цементных заводов, поскольку при строительстве стадионов и других объектов цемента потребуется очень много.

Откроются сотни тысяч новых рабочих мест. Монтажники, электрики, сварщики — все пригодятся. А потом, построив стадион, они же найдут себе на нем работу по эксплуатации. Словом, чемпионат мира всколыхнет не только наш футбол, но и всю страну. Даже на Сочи-2014, при всем к нему уважении, рынок не отреагировал. А на ЧМ-2018 реакция уже есть.

— Как организационно строить работу?

— Во-первых, немедленно создать оргкомитет ЧМ-2018 и все его подразделения. Хорошо, что на голосовании были такие люди, как президент Татарстана Рустам Минниханов, губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев, глава Мордовии Николай Меркушкин. Они горят желанием уже с понедельника начать работать!

Для промедления времени нет. Нужно выбирать правильных людей, составлять сметы, бюджеты. В 2017 году у нас состоится Кубок конфедераций, и к этому времени уже многое должно быть готово. Было бы неплохо, чтобы в газетах появились постоянные рубрики, посвященные подготовке к чемпионату…

— У нас она уже есть — «Клуб-2018». Причем появилась, как вы помните, еще за пару месяцев до голосования.

— Это отлично. Понимаете, все мы не должны ударить в грязь лицом. Тем более что скоро из ФИФА к нам поедут комиссия за комиссией.

— Кто, по-вашему, должен возглавить оргкомитет?

— Как минимум фигура уровня Шувалова, первого вице-премьера. Это не Сочи, это 13 регионов! Туда должны входить все руководители этих регионов, все министры — экономики, социального развития, финансов, регионального развития. Конечно, есть люди гораздо умнее меня, которые будут формировать состав оргкомитета, но мне все это видится именно так.

Первым заместителем главы оргкомитета, на мой взгляд, должен стать Мутко как министр спорта и член исполкома ФИФА. А генеральным директором оргкомитета, мне кажется, логичным назначить Сорокина. Оба в высшей степени эффективно сработали в заявочном комитете.

— А сами хотите поучаствовать в подготовке к ЧМ-2018?

— Да, мне этого хотелось бы. Ведь такой чемпионат был моей давнишней мечтой, с которой я прошел через 35 лет жизни в футболе. Но не все зависит от меня. Предложат — поработаю с удовольствием.