Календарь
Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

Лидер «Фратрии»: «Путин отметил: болельщики – это тоже граждане России»

Председатель совета объединения болельщиков «Фратрия» Евгений Селеменев рассказал подробности прошедшей во вторник встрече между представителями отечественных футбольных фан-движений и премьер-министром России Владимиром Путиным.

— Евгений, что это была за встреча, и кто был ее инициатором?

— Вы знаете, мы, вообще-то, просто шли на рабочую встречу с министром спорта Мутко, — который наконец-то вернулся к «проблемам болельщиков», которыми он всегда занимался. Он сказал, что «да, сейчас упустил немножко ситуацию» — в связи с тем, что он занимался вопросами получения Россией чемпионата мира.

Кстати, говоря «мы», я имею ввиду представителей фан-клубов, которых приглашали: представляющих все футбольные клубы премьер-лиги плюс «Алания» (Владикавказ). Наибольшее количество людей было от «Спартака» — пять человек. Всего нас было, наверное, порядка 20-25 человек.

И вот, мы немножко успели пообщаться с Виктором Леонтьевичем [в здании министерства спорта на улице Казакова], когда внезапно — совершенно неожиданно для нас — открылись двери в зал, и вошла пресса. И на наши последовавшие вопросы — как же так, ведь это рабочая встреча при закрытых дверях, которая превращается в общение с прессой?!, — нам объявили о том, что сейчас нас посетит Владимир Владимирович Путин.

Ну и что, собственно… Владимир Владимирович зашел, поздоровался… Объяснил, что «в курсе всего происходящего», и предложил почтить память погибшего Егора Свиридова. Далее он сказал все то, что потом показали по телевидению, для журналистов. Потом прессу попросили удалиться, и, наверное, где-то часа полтора мы общались за закрытыми дверями обо всех проблемах, которые касаются болельщиков.

Прежде всего, Владимир Владимирович поблагодарил нас за то, что мы максимально призвали всех болельщиков не ввязываться во все эти националистические и межнациональные разборки. Ну и общались по разным вопросам, которые касаются и внутренних проблем болельщиков, и проблем футбола. Говорили и о предстоящем чемпионате мира по футболу [в 2018 году в России]. В заключение премьер предложил нам поехать на кладбище вместе с ним — он сказал, что хочет возложить цветы на могилу Егора. Ну и мы все отправились туда — поехали с премьером в автобусе на Люблинское кладбище.

По пути еще вместе пообщались — тоже обо всем. Что-то из этого попало в телекамеру, что-то было слышно и журналистам из пула… Но там сказать уже нечего было — проблемы всем известны. Премьер сказал, что тоже в курсе наших проблем и потом подчеркнул особо: что зря некоторые СМИ демонизируют футбольных болельщиков, что нам всем пора уже идти к диалогу, и что проблемы фанатов неотличимы от проблем общества. И подчеркнул, что болельщики — это такие же граждане страны, и все в таком русле.

— Виталий Мутко тоже отправился с представителями фан-движений и с Путиным на кладбище?

— Да, мы все ехали в первом автобусе: Путин, Мутко, представитель ВОБ [Всероссийского объединения болельщиков] Шпрыгин, представитель Клуба болельщиков «Спартака», я, ну и по одному представителю от всех клубов болельщиков команд премьер-лиги.

— А кто из видных представителей фан-движений был представлен на этой встрече с Путиным?

— Как я сказал, был Шпрыгин. Не знаю, может быть, можно и меня назвать видным представителем… Были представители от «Динамо», «Локомотива», ЦСКА… Понимаете, там такая ситуация: где-то эти лидеры — формальные, а где-то — и неформальные. От нас, от «Спартака», вообще было пять человек, потому что у нас очень много объединений. Практически все из них представляли либо «Фратрию», либо официальный фан-клуб «Спартака». Кого-то из присутствовавших я уже видел прежде на конференциях ВОБа, а кого-то видел впервые.

— Что затем происходило на Люблинском кладбище?

— На кладбище, в принципе, ничего такого не было. То есть, не было каких-то пафосных речей. Пришли, возложили цветы… Ну и на прощание договорились, что если будут какие-то рабочие моменты — будем общаться через министерство спорта и решать проблемы болельщиков.

— Как вы лично оцениваете итоги этой неожиданной встречи представителей фан-движений с премьером?

— Насколько я понял, премьер проинформирован о том, что творится в фан-движениях и вокруг. Всем известные события — трагедия с Егором, непонятные действия следствия — были правильно интерпретированы, и картина для него была ясная.

— Он коснулся событий на Манежной?

— Да, и сказал нам спасибо. Мы, в свою очередь, вовремя призвали всех болельщиков не участвовать во всех этих массовых беспорядках и так далее. То есть, надо конструктивно общаться и говорить. И если бы не было каких-то неверных решений должностных лиц, — которые будут привлечены к ответственности, — то и не было бы таких вот выступлений.

— У вас не возникло ощущения, что не будь событий на Манежной, то и не было бы этой встречи?

— Я не могу так сказать — не мне это оценивать. Но я знаю, что встреча с Мутко, она в любом случае должна была быть. Потому что чемпионат мира к нам все-таки приехал. И, я думаю, премьер к этому тоже руку приложил. Он сказал, что тоже этим занимался и встречался по этому поводу. Поэтому, я думаю, встреча все равно была бы. Может быть, и не такой спонтанной, конечно, но была бы в любом случае.

Вообще, как нам объяснили, идея этой встречи с Мутко родилась в минспорта в субботу. То есть, в субботу уже мы знали, что нас, представителей фан-движений, пригласили на встречу с министром спорта. Это было рабочее совещание, которого уже не было какое-то количество времени. То есть, мы шли встречаться с Мутко. Никакой информации о Путине у нас не было и, более того, Мутко и Путин подтвердили, что идея встретиться и прибыть на встречу с представителями болельщиков родилась лишь этой ночью.

— Есть ли внутреннее удовлетворение от такой встречи? Диалог получился конструктивный?

— Да, вы знаете, можно сказать и так. Значит, наши проблемы небезразличны.

— Ожидаете теперь каких-то конкретных улучшений во взаимодействии фан-движений с государственными властями?

— Ой, это на самом деле долгий такой разговор, я вам скажу… Потому что проблемы-то всем известны, и те же проблемы на стадионах — они не вчера появились. И мы о них тоже говорили на встречах — с руководством Российского футбольного союза и так далее. То есть, там целый ворох проблем, которыми надо просто заниматься.

— Какие частные моменты вы затрагивали, обсуждая проведение чемпионата мира в России?

— Говорили о том, что да, может быть, действительно стоит привлечь болельщиков в Оргкомитет. Они ходят на протяжении многих лет на матчи, и знают все те проблемы, которые есть у нас на стадионах и которые наблюдаются в отношении болельщиков. И они знают, как решать эти проблемы. Потому что у нас со стадиона можно уйти не сразу — тебя долго выпускают, — и то, что иногда там бывает неадекватное отношение со стороны милиции… Ну, и то, что пресса нас демонизирует — какие мы скинхеды.

Надо просто дать возможность работать всем вместе. Проблема, которая постоянно возникает у болельщиков, приезжающих на Кавказ, — мы тоже о ней говорили, ее тоже надо решать. Потому что там и камнями могут закидывать, и автобус обстреляли… То есть, этим всем надо заниматься не на словах, а на деле. Об этом мы и говорили.

— Фанатское движение в России — самое разношерстное и разномастное, не лишенное политических взглядов. Наверное, такая встреча с Путиным вызовет самые разные отклики?

— Посмотрим. Что тут можно сказать… Надо посмотреть, что люди скажут и напишут. Просто понимаете, все время это было очень удобно говорить: что вот, фанаты — они же нацисты, еще что-то… Никто же в этом не разбирается, и всех гребут под одну гребенку. А паршивая овца есть в каждом стаде.

— Путин ничего не говорил про возможность оказания какой-либо помощи семье погибшего болельщика? Или про свои «особые распоряжения» по делу об убийстве?

— Нет-нет, о помощи речи не было. Потому что мы сами оказываем помощь: производился сбор средств и прочее, включая организацию похорон. Мы сами также не просили за него никакой помощи. Что касается следствия, то просто там была нужна справедливость — и все, больше ничего не надо было. Ну и, насколько мне известно, в отношении следователя, который отпустил пятерых подозреваемых, уже возбудили уголовное дело. Не уверен, кто именно это сказал на прошедшей встрече, но это также прозвучало. И если бы это было сделано своевременно — сами понимаете, не было бы никаких… неприятностей.

— Будет ли новая встреча Путина с представителями фанатских объединений?

— Нет, мы договорились лишь о встречах в рамках министерства спорта. Это будет вторая половина января. Ну и там, я думаю, будем решать проблемы по мере их поступления. Я не думаю, что тут обязательно нужно вмешательство высшего должностного лица.

— Вы упомянули, «неожиданно открылись двери…». А откуда взялась пресса?

— Ну, наверное, президентский пул, который «всегда на месте». Не знаю… Видимо, это были те, кто постоянно работает с премьером. Там был Колесников… Не знаю, я ведь сам не занимаюсь вопросами прессы. Этим Песков, наверное, занимается — лучше у него спросить.