Календарь
Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Архивы

В.Мутко: «Если бы надо было станцевать — я бы станцевал»

В воскресенье в Санкт-Петербурге президент ФИФА Йозеф Блаттер и российские представители — министр спорта Виталий Мутко, президент РФС Сергей Фурсенко и гендиректор заявочного комитета Алексей Сорокин — подписали декларацию о присвоении России статуса государства — организатора чемпионата мира-2018 .

— Премьер-министр Владимир Путин, общавшийся с Йозефом Блаттером в субботу, приехал в родной город специально ради встречи с президентом ФИФА?

— Да, он скорректировал свою программу. Председатель правительства ощущает огромную ответственность за этот проект и сказал президенту ФИФА, что сам будет его патронировать.

— Чему была посвящена их встреча?

— Путин испытывает к Блаттеру и ФИФА большое уважение, которое неоднократно высказывал еще до избрания России страной — хозяйкой ЧМ-2018. В первой части встречи он от имени правительства, болельщиков и вообще всех россиян еще раз выразил признательность за принятое решение. А во второй — проинформировал Блаттера о первых шагах государства по реализации тех полномочий, которые мы получили.

— О каких именно шагах речь?

— Уже вышли два распоряжения правительства, на стадии формирования находится оргкомитет, идет его насыщение людьми, которые будут отвечать за каждый участок. Владимир Владимирович выразил надежду, что все наши действия будут проводиться в тесной координации с ФИФА, рассказал, что у нас есть хороший опыт работы с МОК. Премьер проинформировал также, что дал поручения внести изменения в программу модернизации скоростного железнодорожного сообщения — в первую очередь его организуют между городами, которым предстоит принять игры чемпионата мира.

В ответ Блаттер подтвердил, что ФИФА сделала правильный выбор и по прошествии времени он лишний раз в этом убедился. В общем, хороший получился разговор.

— Вы беседовали втроем?

— Во время деловой части встречи премьер-министр и президент ФИФА говорили один на один. А потом был обед, в котором также приняли участие губернаторы Санкт-Петербурга и Ленинградской области Валентина Матвиенко и Валерий Сердюков, полпред президента России в Северо-Западном федеральном округе Илья Клейбанов. Состоялся серьезный разговор о развитии футбола в регионе. Губернатор проинформировала о ходе строительства стадиона и тренировочных баз.

— Сколько времени длилась встреча тет-а-тет?

— Минут 30-40. Обед — часа два. А потом премьер показал главе ФИФА центр Санкт-Петербурга, можно сказать, провел для него экскурсию. Затем была творческая программа — Блаттер увидел ледовое шоу Игоря Бобрина. У них в этом году 25-летний юбилей с момента создания театра, и президенту ФИФА было очень интересно пообщаться с олимпийскими чемпионами-фигуристами.

— Исходя из субботней встречи, когда будет достроена новая арена в Питере?

— Здесь есть нюансы, связанные с тем, что в проект вносятся изменения. Как объяснила губернатор Матвиенко, потребуются дополнительные финансовые вложения и сроки сдачи в ближайшее время будут скорректированы.

Оргкомитет рассмотрит каждый стадион конкретно. По ним будет индивидуально установлена форма финансовой поддержки и сроки ввода. Мы сделаем все, чтобы это был публичный проект. И сроки ввода, и кто арену проектирует, и сколько это стоит, и как проводится конкурс — все будет открыто, чтобы было как можно меньше кривотолков.

— Есть ли города-аутсайдеры? Скажем, не ставит ли сложное финансовое положение Московской области под вопрос строительство новой арены в регионе?

— На деле для чемпионата мира необходимо не такое количество стадионов, которое мы заявили. Теоретически можно обойтись и 10 аренами, как поступили, например, в Южной Африке. А в Бразилии сделали 12. Тем не менее хотелось бы задействовать как можно больше стадионов — возможно, даже все.

Сегодня не стоит называть лидеров и аутсайдеров, поскольку в конечном счете их выбор — прерогатива ФИФА. Мы с Блаттером обсуждали и эту тему, но пока говорить о чем-либо конкретно преждевременно. Сейчас подпишем меморандум о проведении ЧМ-2018 и подготовке к нему, в конце января будет создан оргкомитет, назначена дирекция, созданы соответствующие службы. Такую же работу начнем в регионах. Постепенно каждый из них будет информировать нас о степени готовности. На заседании оргкомитета в присутствии председателя правительства доложим обо всем происходящем, и будет принято окончательное решение.

— Стало ли для вас сюрпризом то, что Путин решил сам возглавить наблюдательный совет при оргкомитете ЧМ-2018?

— Нет, конечно. Какой сюрприз? Это было исключительно его решение, что мы вообще выдвинулись. Вначале премьер поручил нам подготовить свое видение — что и как нужно сделать. Дальше он обдумывал услышанное — и вынес вопрос на заседание правительства, где были все министры и вице-премьеры. Минут 40 каждый высказывал свою позицию по этому проекту. И потом он принял решение, поручив нам готовить заявочную книгу. Наконец, во время самой избирательной кампании проделал огромную работу. Поэтому у меня не было никаких сомнений, что так и произойдет.

— А сам оргкомитет возглавите вы? Решение уже принято?

— Пока документ не подписан, обнародовать подробности мне не хочется. Но мы хотим создать структуру, в которой будет наблюдательный совет — а потом уже администрация, которая будет вкалывать, как папа Карло.

— Кстати, где теперь листок с надписью «Russia», который Блаттер на глазах у всего мира достал из конверта 2 декабря?

— Алексею Сорокину, у которого этот листок находится, высказана просьба, чтобы он передал его в музей спорта Российской Федерации.

Сорокин : — Уже передал.

Мутко : — Вот и хорошо. Мы хотим, чтобы этот исторический документ был доступен для людей. Если это не сделать сейчас, завтра и не вспомнишь, куда он пропал. В музее планируем открыть специальный раздел «ЧМ-2018», в котором разместим экспонаты начиная с идеи и вплоть до ее реализации.

— В курсе ли вы, что по мотивам вашей знаменитой речи в Цюрихе: «Dear President Blatter!..» (кстати, в дни пребывания швейцарца в Санкт-Петербурге Мутко так обращался к нему не раз. — Прим. Ред.) создано уже несколько песен в стиле рэп?

— Кое-что слышал, конечно. (Улыбается.) Главное, что все сделанное принесло нам результат. А если кому-то нравится сочинять такие песни — почему бы и нет? И пусть о моем выступлении мнения были разные, но все, что мы придумали, делалось для того, чтобы Россия получила ЧМ-2018. Если бы надо было еще и станцевать — я бы станцевал!

— Сергей Фурсенко, судя по всему, будет претендовать на место члена исполкома УЕФА. А почему у нас в последние годы не было там своего человека?

— Во-первых, каждому фрукту свое время — и мне надо было подольше поработать в международных футбольных структурах, чтобы получить опыт, и распыляться не хотелось. К тому же у нас в тот момент там работал Вячеслав Иванович Колосков, мне же требовалось время, чтобы закрепиться на футбольном олимпе.

Потом ситуация поменялась, я был избран в исполком ФИФА от Европы. По сути стал членом исполкома УЕФА без права голоса. Но присутствовал практически на каждом заседании, мог участвовать — и участвовал — в обсуждении всех важных вопросов.

— Блаттер и Мишель Платини в Санкт-Петербург приезжали порознь. Может ли это косвенно свидетельствовать об их предстоящей конкуренции на выборах президента ФИФА?

— Нет, на этих выборах конкуренции между ними не будет, и Мишель уже об этом заявил. Он хочет вновь выдвинуть свою кандидатуру на пост главы УЕФА. А Блаттер — опять баллотироваться на должность президента ФИФА, и мы будем всячески его поддерживать. Что же касается того, что они приехали порознь… Вместе они приезжали, когда были в разном статусе. Теперь же посчитали это неверным. Отныне глава УЕФА приезжает на открытие Кубка Содружества, а руководитель ФИФА — на закрытие, и это нормально.

— Блаттер будет избираться на безальтернативной основе? И если нет, то кто составит ему конкуренцию?

— Сейчас сложно говорить об этом однозначно. Период выдвижения только начинается. Мне кажется, кому-то другому выдвигаться бессмысленно — настолько велик авторитет Блаттера. Думаю, он будет избран. Но может случиться всякое. Вот недавно прошли перевыборы в Азиатской конфедерации футбола, и доктор Чун, занимавший, по-моему, лет десять пост вице-президента, не был выдвинут в состав исполкома ФИФА. Выборы — вещь непредсказуемая.

— А вы в обозримом будущем не собираетесь претендовать на роль вице-президента ФИФА?

— Структура вице-президентства расписана по континентам. Там нет свободного выбора, поэтому и таких планов на сегодня нет.

— Действительно ли в исполкоме ФИФА рассматривается вариант перевода международного календаря на систему «весна — осень»?

— Что такое «в ФИФА рассматривается»? Это когда вопрос выносится на повестку дня исполкома. Пока такого нет. Может быть, на уровне рабочих групп что-то и анализируется, но акцента на этом пока не замечал. Хотя многие страны, те же шотландцы, да и англичане, много игр в этом сезоне перенесли из-за непогоды. Однако их всех пока это устраивает.

— Как вы, министр спорта и молодежной политики, считаете: что нужно сделать, чтобы к 2018 году события вроде декабрьской Манежки стали невозможными?

— Сложный вопрос. Молодежная политика — не какой-то свод правил, направленных только на молодых людей. Молодежь — зеркало происходящего в стране. Это 36 миллионов граждан России, и все ее проблемы касаются в том числе и их.

Такова гражданская позиция многих ребят, когда мы не реагируем на очевидные вещи. Просто надо, чтобы власть, в том числе и в регионах, функционировала по-настоящему, слышала людей, была более публичной и прозрачной. Тогда и не будет таких проблем. Ведь события в Москве были спровоцированы именно этим. То, что на каком-то этапе к ним подключились националисты, — другой вопрос. А изначально многие болельщики вышли на улицы из-за другого. Убит человек — а убийц, по сути, отпускают.

Вопрос не в национальности. Мы все — жители одной страны, нам друг без друга не жить. Но люди, из каких бы регионов они ни приезжали, должны придерживаться тех законов, по которым живет вся страна. Приехал ты в Москву, Петербург — веди себя достойно. Если кто-то, наоборот, приезжает в другую республику — тоже надо уважать местные культуру, нравы, обычаи.

— Была ли эффективной ваша с Путиным встреча с лидерами фанатских группировок — учитывая, что в глазах толпы эти группировки уже немногое решают?

— Встреча с любым количеством молодых людей всегда эффективна. Хоть с пятью. Мы должны работать с каждым молодым человеком и даже маленьким объединением людей. Если сегодня фанатское движение признано как факт — его существование нельзя игнорировать. Этой встречей мы подали сигнал о том, что хотим их слышать. Но, с другой стороны, и у них должна быть ответственность за происходящее. Встречи, на которых будет вестись диалог, мы хотим сделать регулярными.

— Нет ощущения, что футбольные власти в свое время чрезмерно заигрывали с организациями вроде ВОБ — и джинн оказался выпущен из бутылки?

— Не думаю. Наоборот, мне кажется, мы в этом направлении недоработали. Фанатское движение никогда нас не подводило. Посмотрите, как вел себя тот же ВОБ во время матчей с Англией и Германией или на чемпионате Европы — поддержка была сумасшедшей! Мы гордились тем, как вели себя наши болельщики!

С ними просто нужно работать. Вспомните, сколько событий за последнее время было в разных городах, регионах, республиках. В Липецке ребят гоняли электрошокерами — никто же это не придумал! И если мы не реагируем на такое — следует негатив. Не думайте, я прекрасно знаю, что в болельщицкую среду проникает много дурных явлений, экстремизма. Мы слышим мат, видим много другого, с чем надо бороться. Однако посмотрите на бесправие, с которым зачастую сталкиваются болельщики. Стоит 15-летнему мальчишке в каком-то городе отстать от группы — и с ним могут сделать что угодно. И никакой защиты.

Если мы пошли на то, чтобы организовывать такие турниры, как чемпионат мира, болельщики должны быть задействованы в этом процессе. С ними нужно вести диалог — и он будет.